HP: Rebellion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Rebellion » STORY BOOK » Книга I. Глава I. Сердце тьмы


Книга I. Глава I. Сердце тьмы

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s2.uploads.ru/atqoK.png
КНИГА I. ГЛАВА I. СЕРДЦЕ ТЬМЫ
о целях и средствах

Алекто всегда любила дисциплину, и теперь, когда ей предоставился шанс навести в Хогвартсе порядок, она хочет привлечь к этому непростому делу нескольких студентов. Каких? Конечно же, чистокровных. Откуда? Конечно же, из Слизерина.
Рецепт найден: ученики приглашены в кабинет Маггловедения под благовидным предлогом, на деле - Алекто собирается объявить им о создании новой "инспекционной дружины" и о правилах, на которых будет строится общение организации с провинившимися студентами. Просто так? Конечно же, за дополнительные баллы.
Но несмотря на все новые правила и меры предосторожности, часть разговора удается подслушать члену Армии Дамблдора. Сможет ли он уйти также незаметно? Конечно же, никто не знает ответа на этот вопрос.


2 сентября 1997 года, 19:00
Хогвартс, кабинет Маггловедения
Куратор квеста: Hermione Granger
Очередность постов: Alecto Carrow, Daphne Greengrass, Draco Malfoy, Astoria Greengrass, Millicent Bulstrode, Theodore Nott, Susan Bones

0

2

"- Ненавижу! Не-на-ви-жу! Проклятые малолетки, чтоб их дементоры жрали!" - Алекто рвала в клочки какой-то кусок пергамента, стараясь сдерживаться. Заавадить кого-то хотелось даже больше, чем напиться. Женщина посмотрела на обитую железом деревянную дверь своего кабинета и для пущей верности добавила еще одно запирающее заклятье. Ровно за этой дверь кипели жизнью школьные коридоры, раздавался детский смех и гогот, топот сотен маленьких ножек, шумные объятия и все прочие омерзительные звуки, выдававшие присутствие малолетних тараканов в неограниченных количествах. Алекто скептически глянула на календарь: первое сентября - и в этом котле ей вариться еще неизвестно сколько. Женщина помассировала виски, хряпнула залпом остатки огневиски в бокале и решительно вышла в коридор, расталкивая студентов на пути к кабинету брата. Какую-то профессоршу, которая попыталась с ней поздороваться, Кэрроу даже не заметила.

Тем вечером два заместителя директора сочинили свои первые двенадцать школьных декретов и отнесли их на подпись к Снейпу, у которого, несмотря на все его изумление и попытки смягчить суровые сердца двух новых педагогов, выбора не было.

***

Утром второго сентября, созерцая с самого завтрака неподдельный страх на лице младшекурсников и недоумение у старших студентов по поводу декретов, Алекто в благодушнейшем настроении разослала избранным студентам Слизерина записки, приглашающие их в обязательном порядке посетить кабинет Маггловедения в конце обеденного перерыва. Кэрроу еще в августе подумала, что без поддержки со стороны детей им с братом все-таки будет трудновато, а потому решила перенять опыт Амбридж и возродить-таки Инспекционную дружину. Разве что название, наверное, стоит сменить на что-то более устрашающее. А то "дружина", ну разве это внушает страх всякому нечистокровному отребью?

Отобедав у себя в покоях, Алекто расселась на преподавательском стуле с высокой резной спинкой у себя в кабинете, а затем сложила ноги на абсолютно пустой и оттого еще более огромный стол. Через занавески пробивалось теплое осеннее солнышко, портреты теоретиков не издавали ни звука, подверженные специальному заклятию, а легкий сквознячок покачивал едва погромыхивающие кости настоящего скелета, подвешенного к потолку в качестве учебного пособия да и вообще приятного дополнения к интерьеру.

Кэрроу взмахнула палочкой, чтобы распахнуть дверь после робкого стука в нее.
- Проходите-проходите, милые. Присаживайтесь, - по-хозяйски она указала на парты, с удовольствием вспоминая такие приятные ее слуху чистокровные фамилии, в окружении которых она жила с детства. И, самое главное, сколько уважения и интеллекта было на лицах слизеринцев: не то что вечно оголтелые и с выпученными глазами студенты Гриффиндора. - Десять баллов Слизерину за то, что так... ммм... вовремя пришли! - Кэрроу буквально упивалась теми возможностями, которые никогда ей не были доступны. Она даже ощущала, что магия Хогвартса хоть и оказывала некоторое сопротивление, но все-таки подчинялась ей. Ощущение власти определенно благотворно действовало на ее нервную систему.

+2

3

Утро в Хогвартсе пора замечательная, замок напоминает улей или муравейник, шумит и гудит. Хогвартс просыпается вместе со своими жителями, спешит привести себя в порядок со студентами, и расслаблен с преподавателями. Хогвартс оживает, но сегодняшним утром Хогвартс явно прибывал в состоянии шока, как и его молодое поколение. Замок был пропитан ароматом дежавю, кому-то уже вспомнилось обилие розового и котики, вместе с одной конкретной жаб... ах простите ей её французский мисс Амбридж. Не дай Мерлин повторения этого розового нашествия. Преподаватели молчали, а студенты смотрели на них с недоумением. Директор Снейп, кажется, сам не верил в то, что говорит. Декреты. Таблички, которыми был увешан вход в Большой зал снова возвращаются, просьба любить и не жаловаться. «Двенадцать. Для начала дюжина, не чёртова, но ведь это не предел?» Довольные лица явно выдавали авторов. Собственно к чему ей это вспомнилось. Наверное, к записке от профессора Кэрроу. Она приглашала её на «чай» в семь вечера кабинет Маггловедения.  Вот так новость! Пора паковать чемоданы и отбывать. Что значит только второй учебный день и никак нельзя? Можно! У неё отец параноик и у матери давление с обмороками вперемешку, срочно надо домой. Так что же.. «Что  я тут делаю, Мерлина ради? Ах да, я же староста. Печально, определенно печально. Как это я так не доглядела. Может сложить обязанности и удалиться? По-английски, как учила мама, не прощаясь, схватив за руку одну девчонку и потащив с собой». Дафна рассматривала эту возможность серьёзно, так как значок старосты с письмом не вызвали радости, скорее мигрень и желание перевестись куда-нибудь Шармбатон. Южное побережье Франции, Пирении и никаких чёрных плащей. Жаль у Хогвартса нет такой программы, а то бы она... так и сидела не зная смеяться или плакать от этой записки, когда её получила. Отказываться было нельзя, невозможно, бежать уже некуда, а сдавать значок теперь опасно. Легче сразу кинуть сглаз в лицо Алекто Кэрроу и  ждать, когда она придушит её во сне. Надо сказать в кабинет она направлялась, как на казнь, ожидая, что её сейчас уличат во всё, что можно и на что закрывал иногда глаза Снейп.
- Добрый вечер, профессор Кэрроу.
Улыбайся Дафна, улыбайся, вежливо так, а не скалься, как алхимик, которого от философского камня оторвали. Поменьше боярышника и побольше розмарина, вдруг не догадается. Может удастся притупить чутьё этой охотничьей и гончей. Она бодро прошла в кабинет мысленно отмечая, что казнь откладывается, если только не планировалась групповая. Кто тут ещё попал под нововведения?  Драко Малфой куда же без лавного солиста, Блейз Забини неожиданно, но критерии подбора прослеживаются и Астория Гринг... Стоп. Астория?! Что тут делает её пятикурсница сестра?!  «Спокойствие, только спокойствие, колючий взгляд прячем, улыбаемся, потом душить будем». Счастье то какое, лица все знакомые, ещё и балы подарили их пунктуальности, где-то она это уже видела. Нет, не зря утро не задалось. Не зря, даже ассоциации какие-то в стиле Эдгара По. Гром и молнию за окном никто не добавит? Так сказать для поддержания атмосферы. Гринграсс улыбается, неестественно немного и так же садится за первую парту. Помирать так с музыкой! Удивите нас, профессор!
- Профессор могу ли я поинтересоваться, зачем вы нас пригласили?
Дафна девушка любознательная, а ещё уйма дел, дисциплина, зелья, первокурсники, а так же старосты обходы совершают. Она жутко торопится, вот и о воспитании забыла.

+4

4

Школа. Хогвартс. Когда-то давно он соперничал с Поттером, каждый день выдумывал более изощренные шутки, посвящал в свои планы некоторых сокурсников. Это было замечательное и потерянное время. Оно осталось в прошлом. Драко не нравилось, то что Темный Лорд устраивал собрания в доме отца, ему было страшно оставлять родителей там. Отец без палочки стал почти сквибом. Он не мог защитить мать. Драко оставался единственной опорой, и он был вынужден отправляться в школу Хогвартс. Пустые разговоры сокурсников юного Упивающегося вовсе не интересовали, как и пир в Большом зале. Ему волновала мама, его бы воля он бы немедля отправил сову. Но подобная сердечность вызвала бы лишь смешки, и необходимо было показывать характер. Драко больше слушал, про Потти говорить не хотелось. Сейчас он даже сочувствовал очкарику, скверно быть врагом Темного лорда. Тем более врагом номер один.
Ночь прошла для блондина не очень хорошо, он толком и не смог заснуть. Сны один за другим выходили скверными. В одном из них он видел, как пытают мать, в другом ее смерть. Благо, он наложил на свою кровать заглушающие чары, дабы соседи ненароком не услышали его.
Утро. Завтрак. Занятия. Обед. Все это время Драко провел точно в тумане, он жил словно статист, приходилось следить за собой, у Малфоя к вящему неудовольствию появилась паранойя. Раньше все благоговели перед Его отцом. А сейчас, в школе нашлось бы с десяток потенциальных новобранцев. Учитывая, что им надо заявить о себе….Не говоря уже о детях соратников Темного Лорда. Следовало быть очень осторожным. Постоянное напряжение вылилось в мигрень. Хорошо хоть блондин был неплохим зельеваром и мог себе помочь с этой проблемой.
«Может быть дна и не бывает»
Драко шел по направлению к кабинету профессора Кэрроу. Последовательница Темного Лорда решила привнести в занятия свое собственное «Я». Интересно, что она выберет. Например, возродить традиции Амбридж? Драко постарался прибыть раньше срока. Его сокурсники тоже решили отличиться пунктуальностью.
- Добрый вечер, профессор.
Драко постарался быть само миролюбие, он не стал спрашивать о цели их маленького сборища. Он сел подле Дафны, внимательно изучая обстановку кабинета. Многое изменилось. Интересно, что теперь будут рассказывать о маглах. И будут ли вообще о них рассказывать? Может быть лишь с точки зрения нападения?

+3

5

Снова в Хогвартс. Эти три невесомых слова вызывали в душе Астории целый вихрь эмоций - от радостного трепета до нервной дрожи. Год собирается быть на редкость тяжелым и необычным. Взять хотя бы тот факт, что профессор Снейп наконец-то дорвался до высокопоставленной должности директора. А ведь еще недавно он метил лишь на проклятое место преподавателя по защите от темных искусств. А близнецы-Кэрроу? Неужели они и правда будут вести уроки в школе? Кажется Хогвартс катится ко всем чертям. Однако, Астории повезло тем, что в ее жилах течет чистая кровь. Этот факт автоматически обеспечивал ей уважение, защиту и много других благ при новом режиме, который обещается быть отнюдь не демократическим. Ах да, еще есть новые декреты. Целых двенадцать штук, Двенадцать идиотских предписаний, вставленные в деревянные рамки и надежно приколоченные к стене Большого зала. Филч чуть ли не писается от радости, каждый раз, когда пробегает мимо декрета номер четыре, разрешающий применение телесных наказаний. Ходят слухи, что этот старый маразматик, каждый вечер до блеска начищает все свои пыточные приспособления в подвалах Хогвартса и только ждет случая наказать какого-нибудь провинившегося ученика. Это вызывает чувство отвращения. Всякий раз слыша об этом, Астория морщит носик и красочно показывает как ее тошнит на ближайшие рыцарские латы.
Однако, все это не идет ни в какое сравнение с тем, что Астория получила персональное приглашение к Кэрроу на "чашечку чая". Интересно, а ей хватит смелости добавить в этот чай яду, чтобы еще больше отравить жизнь всему замку? Конечно первой мыслью у нее было, послать это приглашение куда подальше и заняться более приятными делами. Однако, голосок в ее голове, который отчетливо говорил голосом ее старшей сестры, настоятельно твердил ей, что отказаться - плохая идея. Именно поэтому, подавив горестный вздох Астория поплелась в кабинет Маггловедения, гадая, что же понадобилось этой женщине от нее-пятникурсницы. Пятикурсницы, которая не являлась ни звездой квиддича, ни старостой, ни, упаси Мерлин, отличницей-зазнайкой, как ее обожаемая старшая сестра. Кстати, обожаемой сестре она не соизволила сказать о этом приглашении.
- Добрый вечер, профессор Кэрроу, - она одна из первых вошла в кабинет, не забыв при этом постучать. Вежливость ведь никто не отменял. После приглашения сесть, Астория окинула взглядом парты и выбрала третью парту по центру. Вроде бы и близко, а вроде бы и далеко от профессора. Так, на всякий случай. Инстинкт самосохранения у слизеринцев хорошо развит. А вскоре в кабинет протопали и другие представители змеиного факультета, вызвав у Астории недоумение. Все старшекурсники, кроме нее. И как это понимать?
- О, Дафна, - она помахала сестре рукой, одаривая ее ослепительной улыбкой. Судя по выражению лица ее старшей сестры, после этой встречи Асторию ждет хорошая взбучка. Дафна терпеть не могла, когда что-то выходило из-под ее контроля. И особенно, если это что-то звали - Астория Гринграсс.

+3

6

Воодушевлённое настроение, с которым Миллисент покидала свой магловский дом, посетив его после завершения шестого курса, пробыв там от силы три дня лишь для того, чтобы собрать побольше вещей для скоропостижного отъезда к бабушке и дедушке, вернувшись лишь тридцатого августа обратно, не могла испортить даже новость о нововведённых декретах общеобразовательной программы английской школы волшебства и чародейства, которая с бухты-барахты свалилась на студентов во время Первосентябрьского пира. Нужно быть последним дураком, чтобы рассчитывать, что после смерти Альбуса Дамблдора в Хогвартсе всё останется, как прежде; большинство учеников Слизерина, да и не только Слизерина, - многие равенкловцы тоже не глупые, - оказались более-менее подготовленными к изменениям, о которых сообщил новый директор и двое его заместителей. И если строгие правила ещё можно было проглотить, не пережёвывая, а за Северуса Снейпа и вовсе порадоваться, то парочка Кэрроу стала костью поперёк горла. Кем они были? Что из себя представляли? Чего от них ожидать?
По насупившимся гриффиндорцам и былым членам подпольной организации «Армия Дамблдора» можно было предположить, что они не из команды «светлых», а косые взгляды в сторону невозмутимой глыбы цинизма и хронической невозмутимости - Снейпа, - свидетельствовали о том, что они и не переставали видеть в искусном зельеваре убийцу их любимого старика Дамби. Но, сколько бы они не скалили зубы, его участие в событиях прошлого года остаётся недоказанным; никто, кроме шрамированного Поттера не знает правды, а его правда в нынешнее время поддаётся большим сомнениям, впрочем, как это было и всегда. Как же хорошо, что в этом году он не вернулся в Хогвартс. Ещё лучше было, что за ним последовала грязнокровка Грейнджер и Вислый, без которых школе стало только лучше, а уж новых членов преподавательского состава они как-нибудь переживут.
Кстати, о Кэрроу. Та из них, которая представляла собой женщину, заняла пост Чарити Бербидж, к которой Миллисент ходила на пары не один год, получая удовлетворительные оценки благодаря своей мамаше, о чём никогда не говорила, приглашала её сегодня вечером на собрание в свой новый кабинет, исходя из... Из чего? Почему Алекто Кэрроу выслала ей персональное приглашение посетить кабинет Магловедения после занятий? Пригласила ли она ещё кого-то? Скорее всего пригласила, но, в таком случае, кого? Вопросы атаковали, а ответы были скудные, чтобы им противостоять. Всё, что могла сделать Миллисент - это пойти и узнать, что стоит ожидать от заместительницы директора.
Удача улыбнулась ей, когда поиски Дафны подошли к концу, толком не начавшись. У самого выхода из гостиной Миллисент вдруг вспомнила что-то о том, что перемещаться по коридорам школы в одиночестве теперь запрещалось. Первый позыв было махнуть на новое правило рукой, сославшись на то, что так быстро к ним не привыкнуть, но раз в поле зрения появилась староста, смысл риска сам собой отпал. И никто не осудит.
Они дошли до кабинета Магловедения вместе, но чувство, что Дафна вечно забывала о присутствии рядом с собой Миллисент было почти осязаемым. Булстроуд, будь ей хоть немного интересно, сказала бы, что её староста не рада своему участию. Вот она, например, ощущала эмоциональный подъём, хотя бы потому, что в данный момент была единственной полукровкой среди чистокровных. Само собой, она чувствовала себя на своём месте, ибо всю школьную жизнь была частью этого круга, но сейчас ситуация была иной: довольно быстро стало ясно, что Алекто Кэрроу выделяла для себя избранных, и, хоть бы для чего, Миллисент готова была оправдать её ожидания.
Дафна занимает одну из первых парт, но Булстроуд садиться через ряд позади неё. Тут же бросает взгляд назад к дверям, через которые в кабинет заходило всё больше студентов Слизерина, что не могло не радовать. Даже улыбка, не смотря на лёгкую нервозность, трогает уста Миллисент, когда появляется Драко, а за ним и Блейз. Приход Гринграсс-младшей она упускает, услыхав голос Дафны: спешит узнать, зачем мы здесь. Вот уж не обладает терпением, думается Миллисент, и она укоризненно машет головой, заискивающе глядя на Алекто. Не хотелось бы, чтобы хорошее настроение, которым располагала Кэрроу, быстро улетучилось, но отказаться от того, чтобы услышать нагоняй в адрес старосты, было бы большим упущением. Впрочем, кабинет пополнился ещё несколькими представителями змеиного факультета и поднялся небольшой гам, отвлекающий внимание Миллисент.

Отредактировано Millicent Bulstrode (2015-09-03 19:29:50)

+3

7

Записка была получена в аккурат тогда, когда Тео заканчивал написание очередного письма отцу и раздумывал над мыслью, а не подписать ли в конце «Передавай привет старине Лорду». Это, конечно, вызвало бы бурю неодобрения, а потом, возможно – и серьезную взбучку, но сейчас юноше было откровенно наплевать. Наверное, это вообще был один из тех немногих дней, когда думать о последствиях не хотелось, а вот желание от души наораться или разбить что-то, наоборот, набирало обороты.

Бесило абсолютно все, и виной тому, помимо прочего, было дневное происшествие с Перск… Пекрс? Мерлин, да какая разница, как зовут ту хаффлу?! От этого не жарко и не холодно, гораздо больше выводит из себя то, что она посмела претендовать на его место помощника мадам Помфри. И ведь, что самое мерзопакостное, почти что в этом преуспела и даже вышла сухой из воды, то бишь, ни разу не проклятой за посягание на столь вожделенную Ноттом должность. Сорваться было решительно не на ком: младшекурсники разбегались, завидев его полную стремления убивать физиономию, ничьих фамилиаров тоже не наблюдалось, а своих трогать было лень. Да и, эти припомнят потом, хоть и пофигеют сначала с того, что «милаха»-Теодор так недоволен… собственно, всем подряд, что доносит до сведения окружающих с помощью вычитанных в библиотеке поместья Ноттов заклятий.

Потому, пришлось экстерном восстанавливать нервы и душевное равновесие с помощью старого и проверенного временем способа: написания письма отцу. Это здорово помогало вернуть ясность мысли и расставить многие вещи по полочкам, дабы потом не огребать дополнительно за «непотребное обращение» к Главе рода. Ну, и за проблемку с хаффлой, конечно же. У отца, вон, и так забот полон рот, чтобы еще выслушивать (вычитывать?) о проблемах сына.

За сложнейшей в данный момент дилеммой о постскриптуме его и застало «Мистер Нотт, пройдите ко мне в кабинет в 19:00» от Алекто Кэрроу. Нахмурившись («И что профессору, спрашивается, от меня надо?»), Тео, тем не менее, сунул неоконченное письмо во внутренний карман мантии и послушно потопал к месту назначения. Мысли о произошедшем ранее были забыты, и теперь голову слизеринца занимало только предстоящее действо в кабинете маггловедения. Вроде, нареканий особых на него не было, лекции по сему «славному» предмету он не пропускал (иначе никак)… Зачем тогда маггловеду Алекто его видеть?

Последнее все еще веселило. Маггловед. Алекто. Салазар великий, приплыли. Как вообще Пожиратель Смерти умудрился попасть на эту должность, даже не смотря на то, что этот самый Пожиратель занимает пост заместителя директора? Нет, конечно, со времени, когда профессор Снейп сменил Дамблдора, а в Хогвартсе появились Кэрроу, много чего произошло… И все произошедшее было весьма занимательно. Взять хотя бы те изданные двенадцать декретов. Почитать-то из Тео почитал, проникнувшись атмосферой, а потом долго отходил от увиденного. М-да уж, дело принимает страшный оборот, когда за дело берутся братья Кэрроу. Называть мужеподобную, жестокую Алекто женщиной Нотт категорически отказывался. Главное, конечно, не выдать эту мысль ей в лицо. От греха подальше.

Ноги сами собой вывели Теодора к дверям кабинета маггловедения, и юноша, вежливо постучав, сунул нос внутрь. Узрев находящихся возле профессорского стола слизеринцев-однокурсников, едва заметно вскинул брови и вошел. Идея, что его одного ждет что-то грандиозное, отметалась.

Любопытно.

– Профессор. Доброго вечера, – осторожно произнёс он, подходя ближе и садясь рядом с младшей Гринграсс. Еще любопытнее. Пятикурсница среди выпускников? Однако, всё же что-то назревает, Тео это чуял.
Чуйка на ситуации разной степени паршивости была у него отменная.

+3


Вы здесь » HP: Rebellion » STORY BOOK » Книга I. Глава I. Сердце тьмы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC