HP: Rebellion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Rebellion » STORY BOOK » Книга I. Глава II. Площадь Гриммо


Книга I. Глава II. Площадь Гриммо

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s6.uploads.ru/BUkME.png
КНИГА I. ГЛАВА II. ПЛОЩАДЬ ГРИММО
о кровных узах

Гарри в очередной раз разглядывает фальшивый медальон и записку с чьими-то инициалами, когда Гермиона и Рон находят их обладателя или, точнее, комнату их обладателя. Но это отнюдь не самое интересно. Гораздо важнее то, что Гермиона решилась заглянуть в обширную библиотеку семьи Блэк и немного почитать о темномагических проклятиях (почему бы не уничтожить создание темной магии - хоркрукс - его прародительницей?). Искомая книга не пожелала открываться, ведь такую редкость никто не оставит без магического замка, и друзья вызвали Кричера, в надежде услышать ответ.
Им стоило только учесть, что ответ может их немного удивить.


4 сентября 1997 года, 13:00
Лондон, Площадь Гриммо, 12
Куратор квеста: Harry Potter
Очередность постов: Harry Potter, Hermione Granger, Ronald Weasley

+1

2

Дни почетной конницей шествовали мимо, тянули на цепи неделю за неделей, неминуемо приближая первое сентября. За ним дни летели быстро, как крылатые кони, и Гарри уже не замечал их. Перед его глазами яростно сверкали три буквы - Р. А. Б. И, пожалуй, Гарри Поттер впервые ненавидел кого-то еще до знакомства.
Фальшивый медальон своим золотом будто бы прожигал кожу на ладони: Гарри от злости сжимал его слишком крепко. Он до сих пор не мог простить себе, что из-за какой-то подделки Дамблдор погиб, а он - Гарри Поттер - ничего не смог с этим сделать. И ничего не может сделать теперь.
Пребывание в доме Сириуса угнетало еще больше, чем медальон. Гарри чувствовал себя кругом виноват: он знал, что Гермионе и Рону многим пришлось пожертвовать и, что хуже, приходится жертвовать и сейчас, только потому, что они друзья. Он не мог спокойно вспоминать о миссис Уизли, потому что он чувствовал какую-то ответственность за Рона и, тем более, не мог думать о родителях Гермионы, которые уже вряд ли когда-нибудь вспомнят о существовании дочери.
Он не верил в победу, но просто знал, что должен победить. Только судьба шла против: инициалы не поддавались никакому логическому анализу. Настоящий хоркрукс был все дальше и дальше от друзей.
- Я не понимаю! - Гарри гневно стукнул кулаком по столу.
Ему казалось, что отгадка лежит прямо перед его носом - стоит только протянуть руку, но он никак не мог уловить ее, поймать за хвост. Если бы Дамблдор был жив, он бы обязательно догадался! А он - Гарри - не тот, кто способен победить без чьей-либо помощи. Он бы и хотел всех спасти, да только ему никогда не хватит на это сил и возможностей. Скорее, наоборот, он подведет всех под беду: как Седрика, как Сириуса, и как даже родителей, которые погибли только потому, что он родился в этот чертов день!
Сверху послышался шум. Видимо, его эмоции были слишком громкими, и это Гермиона или Рон спускаются вниз, чтобы проверить - что с ним. Но шаги сначала казались приближающимися, потом снова отдаляющимся, а потом послышался топот, больше похожий на легкий, да еще и радостный бег.
Гарри встал и с хрустом распрямил спину, чтобы потом направится на звук, по лестнице, на второй этаж.
- Эй, что-то случилось? - окликнул он друзей, поднимаясь на пару ступенек вверх.
Миссис Блэк, закрытая шторками на гобелене, недовольно заворчала и заворочалась, но Гарри не обратил на нее ни малейшего внимания. Он только крепче сжал медальон, чуть, однако, не скомкав записку в другой ладони. - Рон, Гермиона, - повторил он, поворачивая за угол. Друзья о чем-то переговаривались друг с другом, вид у них был взбудораженный, даже, изумленный. - Вы что-то нашли? - осторожно поинтересовался Гарри, подходя к ним ближе.
Они стояли у входа в чью-то комнату: массивная дверь, запертая, видимо, на заклинание, серебряные завитки букв, выгравированные на темном дереве. Регулус Арктурус Блэк.
Гарри прочитал это имя несколько раз, силясь понять, почему Гермиона и Рон замерли перед ним, пока сам еще раз не заглянул в бумажку в собственной ладони.
Регулус Арктурус Блэк - Р.А.Б.
Он поймал. Поймал отгадку за хвост. Но только - не поздно ли?
Гарри молча стоял и ждал, не проронив ни звука, потому что боялся подумать - а что делать дальше. Ведь если медальон чудом окажется в этом доме, то.. им же нужно уничтожить его, а они не знают, подойдут ли для этого заклинания, знакомые им. Поэтому Гарри просто ждал, пока решающее слово скажет Гермиона, пока она разрушит его страшные догадки и подтвердит торжество.

+2

3

Ты всегда плохо скрывала свои эмоции, особенно когда на твоих плечах висели эти два оболтуса, которые были совершенно не приспособлены к самостоятельной жизни. Особенно Рон, который привык, что все в доме чистится и убирается без его помощи. И оказавшись в доме на Гриммо, который и без того навевал отчаяние и тоску, ты только и делала, что пыталась бороться с хандрой Гарри и раздражением Рона по поводу твоих кулинарных способностей. Ты не хотела говорить об этом Гарри, но все что у вас было, это лишь фальшивый медальон и количество еще не найденных крестражей, о месте, хозяине, и даже примерном виде которых вы не имели ни малейшего понятия. И все эти эмоции отчаяния, усталости и раздражения на мальчишек за то, что каждый из них был увлечен своим горем настолько, что совершенно не хотел тебе помочь, все чаще заставляли тебя бродить одну по дому разглядывая старые гобелены, или занимать себя уборкой, которая еще с детства успокаивала тебя.
И сейчас, в очередной раз протирая перила на лестнице, твой взгляд на надпись, выгравированную на одной из дверей.
Регулус Арктурус Блэк
И ты замираешь. Это немыслимо, невозможно, как ты могла целыми днями ходить рядом с этой дверью и не замечать очевидного?! Вот же оно. Р.А.Б. Регулус Арктурус Блэк, ведь брат Сириуса исчез в начале Первой Магической Войны.
Ты влетаешь по ступеням наверх в комнату Гарри и Рона, чтобы рассказать им о своем открытии.
- Рон, Гарри, я кажется нашла его, я нашла Р.А.Б - но в комнате оказывается только Рон, и не дожидаясь, пока он сообразит, ты тянешь его вниз к табличке, и снова замираешь перед ней вместе с ним.
А что если ты ошиблась, что если это не тот человек?
Но твои мысли развевает Гарри, который похоже услышав топот и шум, который ты устроилась бегая по лестнице, поднялся к вам наверх, чтобы проверить что происходит.
И когда ты замечаешь его взгляд, то как он сжимает бумажку в своей ладони и всматривается в дверь, ты понимаешь, что ему в голову пришла та же мысль, что и тебе. Ты несмело подходишь к другу и кладешь руку ему на плечо.
- Гарри, мы кажется нашли Р.А.Б, это брат Сириуса, Регулус Арктурус Блэк.

+1

4

Run, run, run away
Buy yourself another day.

Проходит день за днём, неделя за неделей, а Рон продолжает беспрекословно ждать, когда же среди всепоглощающего хаоса появятся хоть какие-нибудь просветы. Надежда - вот, что еще держит его на плаву, не позволяет опустить руки и сдаться. Поддержка друзей тоже довольно ощутима, но в последнее время они даже не разговаривают друг с другом. Каждый из них поглощен в пучину собственных мыслей. Каждый пытается найти выход из сложившейся ситуации. Возможно, из всей троицы Рону тяжелее всех. Он ничего не знает о своей семье, все ли с ними в порядке, что теперь сталось с "Норой". Свадьба Флер и Билли закончилась весьма не на торжественной ноте. Последнее, что видел Рон перед тем, как трансгрессировал вместе с Гарри и Гермионой - это вспыхнувший шатер, некогда имевший нежно лиловый цвет. Иногда Рональд поражался тому, как пожирателям смерти удается так легко сжигать и разрушать все, что попадается у них на пути. Неужели, у этих трусов, которые скрывают свое истинное лицо под устрашающими масками, не осталось ничего человечного. Екает ли у них сердце, когда очередной бедолага корчится возле их ног от боли? Ответ очевиден. Рон настойчиво запрещает мрачным мыслям заполнить голову, поэтому изо всех сил пытается себя отвлечь. Особо ничего не помогает, всякий раз он невольно возвращается к родному дому, представляет всю свою семью в сборе, а на их лицах сияют счастливые улыбки. Он боится представить вместо "Норы" выжженное место. И если так и будет на самом деле, то Рональд просто сломается, он перестанет бороться за что-либо. Отчасти парень чувствовал себя предателем, ведь он не остался рядом с близкими, не помог отражать атаку незваных гостей. Но крепкая дружба, что связывает его с Гарри и Гермионой заставляет Рона жертвовать многим. Сейчас их временное пристанище площадь Гриммо, где ребят могут немного передохнуть и подумать, что следует делать дальше. И хоть на дом наложены всевозможные заклинания Рональд всякий раз невольно вздрагивает от подозрительных шорохов и машинально хватается за палочку. В магическом мире сейчас нигде не безопасно. Он чувствует себя разбито и подавлено, ведь за все эти дни друзья так еще ни к чему не пришли. Рон был уверен, что Дамблдор оставил Гарри хоть какие-то подсказки, но похоже друг  находится в такой же растерянности, как и они. Старинный дом, некогда принадлежавший чете Блэк, наводит на Рона хандру. Он понуро  слоняется по комнатам, задевая дверные косяки и чихая от ужасной пыли. Кажется, что сам парень тоже покроется многовековой пылью от безделья. Думать Рональд уже больше не может, потому что абсолютно любая мысль приводит его к тупику. Уизли уже устал мусолить одну и ту же тему без конца, затирая ее до дыр. Парень скучает по сдобной выпечке своей матери, по нескончаемым шуткам Фредда и Джорджа, по теплым денькам, проведенные в "Норе". В общем, сейчас рыжий представляет собой одну большую, высоченную и унылую амебу. Гермиона пытается отвлечься уборкой и готовкой (последнее, кстати говоря, ей слабо удается), а Гарри без толку крутит в руке медальон, словно тот неожиданно откроется и все проблемы будут решены. Но друзья хотя бы чем-то заняты, в отличии от Рона. Уизли исследуют дом, корчит недовольные рожи гобелену, где изображена Вальбурга, тенью слоняется по углам. Он уже осмотрел здесь все, что только можно. Единственное увлечение, которое нашел для себя Рон - это книга сказок барда Бидля, которую он нашел в одной из комнат. В детстве мама читала ему их перед сном, Рон по нескольку раз просил ее перечитать рассказ о Зайчихе Шутихе, уж очень она ему нравилась. Рональд поудобнее устроился на кровати с пуховыми перинами, пару раз чихнул от пыли, и принялся читать. В этот момент к нему в комнату ворвалась Гермиона, вид у нее был явно озадаченный. Отложив книгу в сторону, Рональд отправился за ней, заинтересованный в том, что же ей удалось найти. Когда девушка указала ему на дверь, Рон только пожал плечами, мол дверь, как дверь. Он уже сто раз проходил мимо нее, так ничего и не заметив. Глаза Уизли сосредоточенно блуждали по темно-красной поверхности, пока не остановились на маленькой позолоченной табличке, где витиеватым почерком было выведено три буквы Р.А.Б. Над головой Уизли будто загорелась лампочка, а понурое лицо тут же оживилось. Наконец-то что-то есть.
- Регулус Арктурус Блэк, - задумчиво произнес Рон, проведя указательным пальцем по надписи, как бы проверяя ее на подлинность.
- Это гениально, Гермиона, - воскликнул Уизли в своей обычной манере. - Значит, это его. Рон нахмурился. И что им теперь это даст? Он чувствовал, что подсказка где-то близко, вот-вот и они до нее доберутся.
- Гарри, а ты не пробовал открыть медальон? Вдруг, там что-то есть? И все равно Уизли слабо верилось в то, что все может быть так просто. Везде есть свои подводные камни.

+2

5

Торжество исчезло, улетучилось, сдулось, как воздушный шарик, и Гарри в одно мгновение почувствовал себя опустошенным и отчаявшимся. Да, Гермиона была гениальна. Но всё все равно летело в тартарары.
- Кроме этой чертовой записки - ничего, - а что у них есть, по сути? С чем они могут искать этот медальон и как они могут его уничтожить? Мысли так и роились у Гарри в голове, мешая сосредоточиться на открытии и, наконец-то, порадоваться. - Хорошо. Давайте подумаем, что мы имеем. Мы знаем, кто похитил медальон из пещеры, - Гарри немного помолчал, а затем продолжил: - Мы знаем, как он выглядит. И.. - Гарри замер. - Помните тот медальон, который мы передавали из рук в руки, когда разбирали хлам в одной из комнат? Еще никто не мог его открыть, и мы выбросили его! - мозг Гарри бешено соображал, пытаясь доискаться до истины: до нового местообитания хоркрукса. Ему это не удавалось.
Не может быть. Мы выбросили его. Выбросили его на улицу. Мы никогда его не найдем.
Гарри поднялся и остановился прямо перед дверью, рядом с друзьями. Она толкнул дверь от себя и зашел внутрь, скользнул взглядам по гобеленам в слизеринских тонах, изящным вазам и тяжеловесной кровати с балдахином, на котором висели пушистые серебряные кисти. Гарри не понимал, почему Регулус Блэк решил предать Волдеморта.
- А что, если.. если он нашел этот медальон и забрал себе? Если узнал о предательстве Блэка сейчас? - вопрос в воздух.
Тогда у них нет шансов.
Гарри метался по комнате, как лев в клетке: из угла в угол. Он механически перебирал вещи на письменном столе или на подоконнике - те, что остались и не должны были сочиться темной магией, - раскидывал их, в попытках отыскать хоркрукс, но он знал, что ничего не найдет, и от того его движения становились все более нервными и резкими. Шестеренки в голове судорожно крутились, пытаясь найти выход из тупика, но внутри поднималась такая волна ярости и злости на самого себя, что Гарри казался себе слепым и безнадежным.
Но в какую-то секунду что-то щелкнуло, замкнулось в цепь, и Гарри остановился, выставив вверх указательный палец.
- Это Кикимер, - он ненавидел этого эльфа, но, возможно, сейчас его отношение могло измениться к нему навсегда, - Кикимер воровал вещи, которые мы хотели выкинуть, - и сейчас этот эльф не имел права его ослушаться - а Гарри знал, как не дать ему этого сделать.
- Кикимер! - гаркнул он во весь голос, и через несколько секунд перед друзьями появился безумный домовик в грязной простыне.
- Кикимер к вашим услугам, хозяин, - проскрежетал эльф, а потом начала тихо и маниакально бормотать свою любимую песню: - Мерзкий полукровка, покровитель грязнокровок и предателей крови, привел их в благородный и... - но договорить он не успел, потому что Гарри яростно выплюнул первое приказание:
- Замолчи!
И чтобы там не говорила Гермиона об эльфах - этого ему хотелось придушить на месте.
Гарри вытянул руку и разжал ладонь, чтобы фальшивый медальон стал виден Кикимеру. Эльф весь сжался, а глаза его казались круглыми блюдцами.
- Я знаю, что такой же медальон был в этом доме. Где он сейчас? Отвечай! - но, видимо, добиться от Кикимера хоть чего-нибудь хорошего было невозможно даже такими простыми командами. Это несчастное презренное существо завыло, словно раненое, стало крутить своими маленькими ручками уши и "рвать на себе волосы".
Гарри никогда не видел его таким.
Бормотания и всхлипы Кикимера разобрать было почти невозможно. Гарри неуверенно взглянул на Рона и Гермиона, будто спрашивая: как ему его успокоить и какой задать вопрос.

+2

6

Гарри совершенно не радовался, скорее он выглядел расстроенным и разочарованным, но никак не радостным, и твое торжество от потрясающей находки тоже моментально улетучилось. ты его почти не слушаешь, не желая дальше впадать в отчаяние потому, что он совершенно не верит в то, что у вас что-либо выйдет, и этим только больше вгоняет вас всех в апатию и депрессию, которые и так всегда чувствовались в стенах этого дома. Но тут, его фраза про медальон врезается тебе в голову
- Помните тот медальон, который мы передавали из рук в руки, когда разбирали хлам в одной из комнат? Еще никто не мог его открыть, и мы выбросили его! - и точно же! в памяти всплывает картинка, как вы весело смеялись и пытались открыть массивный золотой медальон всеми различными способами, но ни у кого ничего не получилось. Как ты еще тогда не догадалась, что тут что-то не чисто, что никто не будет просто так накладывать охранные чары на золотые безделушки. Пока мальчики пытались пережить преследовавшие вас неудачи и внутренние терзания. Ты удела время тому, чтобы найти хоть что-то о крестражах в тех книгах, которые ты украла из кабинета директора после его смерти. Но пока, кроме того, что вы и так знали, тебе так и не удалось ничего найти.
Гарри, как сумасшедший метался по комнате, разбрасывал вещи, вел себя так, как будто он немного не в себе и никак не мог прийти в себя. Ты уже хотела закричать на него, чтобы он наконец немного успокоился и подумал, как парень внезапно высказывает вполне здравую мысль. Кикимер, который так ненавидел вашу уборку квартиры, который истошно вопил,когда вы пытались выбросить даже разбитый сервиз, неужели он бы позволил выбросить золотой старинный медальон.
И хотя Гарри просто терпеть не мог этого эльфа, ты все равно всегда считала , что он чересчур с ним груб. Он совершенно не понимает, что Кикимер не виноват в том, что его так воспитали и годами обращались с ним как с ничтожеством.
Вот и сейчас, своим напором  и совершенно не стесняясь орать на бедного испуганного эльфа, Гарри довел его до истерики.
- Гарри! Немедленно прекрати! Ты что, не видишь, что он страдает! - ты опускаешься на колени рядом с рыдающим эльфом и как можно мягче к нему обращаешься.
- Кикимер, нам очень нужно найти этот медальон. Скажи, ты брал его? - ты попыталась коснуться Кикимер, чтобы утешить ее, но он вновь отшатнулся от тебя, как он чумы и стал сыпать оскорблениями.

+1


Вы здесь » HP: Rebellion » STORY BOOK » Книга I. Глава II. Площадь Гриммо


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC